Елена Летучая Фаберлик: Большое интервью

Телеведущая «Ревизорро» Елена Летучая стала народной любимицей и брендом года. Фаберлик решил провести с ней интервью о стиле, моде и красоте.

Елена Летучая ФаберликFS: Елена, в гримерке перед съемками рекламного ролика для Faberic, я слышала, вы сказали, что вы это «платье-футляр».

 

Е. Л.: После «Ревизорро» люди меня именно в таком образе воспринимают. Но моя суть не только платье-футляр, конечно. Хотя я люблю классические наряды. Люблю женственные образы в стиле диоровского нью-лук, например. И всегда выбираю одежду, которая подчеркивает фигуру. Женщина должна быть женщиной. Я не приветствую современную моду, которая предлагает нам носить какие-то балахоны.

 

FS: То есть джинсы и футболки категорически не ваше?

 

Е. Л.: Я ношу «джинсы бойфренда» и футболки. У меня вообще обширный гардероб. Люблю и спорт шик, и классику, и авангард. Я много в чем чувствую себя свободно и комфортно. Мне кажется, у меня есть стиль, и я люблю экспериментировать. Естественно, я не хожу в одном и том же все время, в платье-футляре, например. Дома я всегда в девичьих платьях. Что бы и мило, и комфортно, и удобно, и чтобы мужу было приятно смотреть.

 

FS: И никакого тренировочного костюма?

 

Е. Л.: Нет, никогда не хожу. У меня есть махровый халат, я надеваю его после бани или душа. Потом быстро снимаю и надеваю девичье платье. Они все у меня белого цвета. Мне кажется, это очень важно, когда мужчина ощущает, что в доме женщина, а не черт с рожками ходит. Я вам больше скажу, у меня нет домашних спортивных костюмов. Спортивные костюмы есть, но они для спорта, а не для дома. Женщина должна быть женщиной весь день, и утром, и вечером.

 

FS: Но тогда дома и краситься нужно...

 

Е. Л.: Я делаю несложный макияж. Легкий румянец, чуть подкрашенные реснички. Ну, или хотя бы просто подкрученные. Да, я всегда это делаю. Хочу быть привлекательной для своего мужа.

 

FS: Когда вы говорите: «мне кажется, что у меня есть стиль», то что имеете в виду, если носите и классику, и авангард, и спорт-шик? 

 

Е. Л.: Я, наверное, имею в виду вкус. Для меня это синоним слову «стиль». Когда ты можешь выглядеть красиво и сохранять свою индивидуальность в любой одежде. Меня, например, невозможно увидеть с кудряшками. И есть вещи, которые я в принципе никогда не надену, например, брюки со стразами. А еще стиль - это внимание к деталям. Однажды мне нужно было появиться на мероприятии в смокинге. Этот смокинг должны были привезти прямо в гримерку. И вот, примерив его, я поняла, что бюстгальтер, который я взяла из дома, совершенно к нему не подходит, нужен другой. Мне говорили: «Да ладно, и так нормально». Но я понимала, что из-за неправильного нижнего белья ломается форма и весь образ рассыпается. В результате я поехала за город только для того, чтобы поменять белье. А вообще, я очень лаконична. У меня процентов восемьдесят гардероба - черное.

 

FS: А как же белые домашние платья?

 

Е. Л.: Остальное белое. И еще пара платьев: одно голубое, другое желтое. Ну, у меня вот так.

 

FS: А любимый цвет черный или белый?

 

Е. Л.:Я очень люблю черный и очень люблю белый.

 

FS: Это отражает ваш характер?

 

Е. Л.: Мне сложно соотнести цвет с характером. Но у меня есть очень жесткие черты. Это моя продюсерская профессия наложила отпечаток. Я женщина, и к тому же блондинка. Если я буду еще и миндальничать, то меня вообще никто слушать не будет. Характер у меня боевой. Хотя дома я расслабляюсь; мне не нужно ни от кого защищаться; не нужно никем командовать. Я чувствую себя защищенной и любимой. Поэтому надеваю белоe платья, ухаживаю за цветами и вкусно готовлю. 

 

FS: Это замужество вас так изменило? 

 

Е. Л.: Не то чтобы изменило, просто дало больше возможностей раскрыться этой стороне моего «Я». До отношений с Юрой (Юрий Анашенков - муж Елены Летучей), вся моя жизнь была работа. Сейчас, кроме работы, слава богу, у меня есть большая семья, дом, заботы о муже; мечты о будущей семейной жизни, детях. Вот заказала очень стильный огородик. Эта такая конструкция в несколько слоев, я в ней, травы выращиваю, земляничку. 

FS: Знаю, вы любите итальянскую кухню. 

 

Е. Л.: Это одна из моих любимых. А вообще, я люблю поесть. Не в том смысле, что всякую еду могу съесть, нет. Я гурман. Я люблю разные вкусы, разные кухни, люблю вкусные сочетания, обожаю пробовать новое, десерты люблю готовить. У меня даже бывали случаи, когда я сама для себя устраивала праздники. Я тогда работала в газпромовской структуре по своей первой профессии финансовым аналитиком, потом по вечерам училась в Останкино. Было тяжело, потому что я все оплачивала сама. Но я, например, могла приготовить себе перепелочек с черносливом и вкусный салат. Это очень важно хорошо к себе относиться, чувствовать вкус жизни вне зависимости от того, одна ты сейчас или нет. Я много время провела одна. Я так много работала, что не было сил ходить на свидания. Были случаи, когда на встрече я начинала клевать носом и думала: «Зачем пришла, нужно было поспать». Конечно, когда женщина любима, она расцветает. Когда я встретила Юру, когда мы начали жить вместе, невероятно приятно было о нем заботиться, делать ему ужины и завтраки. Но это не значит, что на все это нужно махнуть рукой, если рядом нет мужчины. Я всегда говорю: не надо зацикливаться.У нас, к сожалению, принято навешивать ярлыки. Если тебе за тридцать и ты не замужем, значит, ты какая то бракованная. Глупости это все! В Европе до тридцати лет люди живут только для себя. Делают карьеру, занимаются тем, что им нравится. И это нормально. Нужно в полной мере проживать то, что тебе сейчас дано. Конечно, кажется: а вдруг я вообще никогда не встречу свою большую любовь? И мне так казалось. И что же, до конца жизни плакать в подушку? Нетушки! Любая женщина любит, когда она прекрасно, шикарно выглядит; когда на нее смотрят, когда она получает комплименты. Это наша жизнь! У мужчин другие какие-то радости. А у нас свои женские. Поэтому абсолютно нормально что-то делать для себя. Девочки, делайте побольше для себя. Даже если вы замужем, не надо все время о ком-то заботиться. Я, например, устраиваю себе такие вечера. Приезжаю пораньше, включаю свой любимый сериал «Секс в большом городе», навожу какую-нибудь вкусняшку, делаю маску и лежу, сама себе нравлюсь. Это важно. Потому что как вы к себе относитесь, так и другие будут к вам относиться. Я балую себя. Я всю жизнь себя балую. Какими-то вещами, которые хочу. Вот хочу сегодня обуть эти туфли, и я их покупаю.

 

Елена Летучая Фаберлик

FS: Ну так вам на это женщины скажут: это потому что вы звезда, можете себе позволить.

 

Е. Л.: У меня бывало так, что на жизнь оставалось пять тысяч рублей на две недели, из них четыре я могла потратить на новые туфли. И потом ехать из магазина счастливой, с тысячей в кармане и думать: «Интересно, как же я проживу на эти деньги?» И представляете, как-то складывалось. У меня небогатые родители. Они всегда боялись, что я буду избалованная, потому что я единственный ребенок в семье. Как ни просила у них братика или сестренку, они как-то не собрались. В общем, меня не баловали. Наверное, у меня такая страсть к красивой одежде и такой большой гардероб потому, что когда все девчонки уже ходили в модных вещах, меня одевали просто, удобно и тепло. Мама не хотела, чтобы я разряжалась. И это она, кстати, воспитала во мне вкус быть не как все. Помню, была мода на лосины, и все девочки срочно в них переоделись. И я тоже захотела. Но мама сказала: «Я не куплю тебе лосины никогда! Давай ты не будешь ходить как все. Мы тебе купим брючки».Первую крутую вещь мама купила мне в пятом классе. И это был брючный костюм. Мама всегда учила меня выглядеть по другому, не так, как все, отличаться. И я привыкла. Даже помню, на выпускной, где все были в платьях-самоварах, я пришла в костюме цвета слоновой кости, а-ля Шанель, в светло-бежевых туфлях и с красной помадой на губах. Все были в шоке. Вот это полностью заслуга мамы. Она старалась, чтобы я выглядела так, как ей хотелось: элегантно.

 

FS: А как же подростковый протест? Когда хочется в зеленое покраситься?

 

Е. Л.: У меня его не было. Я была жутко скрытная. Родители никогда не знали, что происходит у меня в голове. Потом меня как-то отпустило. Сейчас у нас прекрасные отношения. Я надеюсь, что они мной гордятся, и надеюсь, что я для них хорошая дочка. Сейчас я могу баловать своих родителей, отправлять их куда заблагорассудится, покупать им вещи. А раньше они мне помогали. Давали денег, когда я была уже взрослым, тридцатилетним человеком. В Газпроме ведь только у топ-менеджеров большая зарплата, я зарабатывала совершенно средние деньги, на которые нужно было и квартиру в Москве снимать, и учебу оплачивать. Мне было жутко стыдно за то, что мне папа с мамой помогают. И все из за того, что у меня есть мечта. Я хотела профессию, которая мне нравится, хотела жить по другому; не так, как я жила до этого.

 

FS: Тяжело было решиться бросить прежнюю жизнь?

 

Е. Л.: Самое тяжелое, конечно, было отвоевывать эту мечту. Причем даже не у других, которые говорили: «Ой, да у тебя ничего не получится. В телек только своих берут». Тяжело было отвоевывать у мамы с папой, которые переживали за меня как никто. Когда у меня были тяжелые времена, когда я написала заявление об уходе и еще не нашла работу, потому что не было никаких связей, мама звонила говорила: «Лена, я тебя очень прошу, пожалуйста, вернись на вою финансовую работу хотя бы на несколько месяцев; заработай и потом иди на свой телек!» я четко понимала, что если я сойду с этого пути, то уже никогда на него не вернусь. И я отвечала: «Нет, мам. Что бы ни произошло, я верю, что у меня все получится». Я действительно фанатично верила! Как-то по настоящему верила. Помню ночи, когда я засыпала и просила: «Ну, пожалуйста!» Я просила не о работе. Я просила о шансе.

 

FS: И он выпал.

 

Е. Л.: Да, я устроилась работать на спутниковый канал за 15 тысяч рублей в месяц. Это и был шанс. Меня взяли ведущей, а потом я попросила дать мне возможность сделать авторскую программу. Я никогда не стремилась быть ведущей, хотя знаю, что камера меня любит. Я хотела работать в производстве. Мне всегда было интересно, как делаются программы, как работает редакторская группа, продюсеры; как они все это вместе создают. Начинала я с самых низов. Даже расшифровщицей текстов работала. Поэтому сейчас я могу заменить любого члена в своей команде.

 

FS: И всетаки вы сделали карьеру в качестве ведущей.

 

Е. Л.: Я никогда не хотела быть говорящей головой. Всегда мечтала сделать что-то важное для людей. И, если честно, в журналистику идти не планировала. Мне позвонила подружка и говорит: «Я на тележурналиста иду учиться, пойдем со мной?» А я как раз уже созрела до того, чтобы менять свою жизнь, поняла, что мне не нравится моя работа и я хочу чего-то другого. Я пришла, мы сдали экзамены, и я стала ходить в школу Останкино. Не пропускала ни одного занятия, но еще не понимала нравится мне все это или нет. И вот однажды нам задали сделать видео сюжет. Придумать, спродюсировать, снять и смонтировать. Полностью самостоятельно. А я в тот момент была донором крови. Ходила в РДКБ и сдавала кровь для детей, больных раком. Это моя принципиальная позиция. Потому что кроме как от доноров, кровь этим детям больше взять неоткуда. И когда нам задали снять сюжет, я сразу поняла, что буду снимать. И вот мой первый журналистский опыт, первое в жизни интервью с женщиной-волонтером, которая сдавала кровь для одного малыша. И этот ребенок все-таки умер. Женщина сидела перед камерой и рыдала. Я помню, что не понимала, как ей помочь, что в этой ситуации делать и, тем более, какие вопросы задавать. А когда принесла преподавателям свою работу, мне сказали: «Это успех». Я думала: как это может быть успехом, если человек передо мной настолько «обнажён» и плачет? С тех пор я всегда помню, как легко ранить человека, «содрать с него кожу», и стараюсь работать аккуратно. Тогда мне преподаватели сказали, что это - мое. А я поняла, что хочу заниматься не просто журналистикой, а журналистикой действенной, которая что-то меняет в жизни людей. Помогать при помощи своей профессии - это и стало для меня целью. С тех пор я перестала ходить на кастинги ведущих.

 

FS: А как же все-таки попали в «Ревизорро»? 

 

Е. Л.: Много лет я проработала на разных должностях на телевидении, и только после этого мне стало интересно, как я буду смотреться в кадре. Я стала ставить себе голос, начала заниматься телемастерством. Сходила на три кастинга. Третий был «Ревизорро». Меня достаточно быстро утвердили. Опять же, к тому времени я уже поработала продюсером, поэтому хорошо понимала, чего от меня хотят. А еще я думаю, что эта программа меня ждала. Я же всегда себя именно так и вела в ресторанах. Все закажут и покорно едят, что принесли. А я: «Подождите! А можете это сделать с другим соусом? А как вы это делаете?» Я уважаю себя, я люблю себя. И если с вами за ваши же деньги обращаются неуважительно, нельзя молчать. Я в этом плане очень требовательна и к себе, и к другим. Сама всегда стараюсь все делать по высокому уровню и к себе требую такого же отношения. Я считаю, это правильно.

 

FS: Сейчас вы открыли собственный магазин. Это уже совсем другая деятельность.

 

Е. Л.: У меня организовалась целая группа компаний, среди которых есть и «Летучий магазин», и «Летучий продакшн». Ко мне приходят люди, и я произвожу для них ролики. Мне это интересно. Есть у меня еще детский проект.

 

FS: Что это за проект?

 

Е. Л.: Производство мультипликационных фильмов, производство детской литературы, детской обучающей литературы. Много всего для обучения детей. Сейчас же мы детей в основном развлекаем. А помните Союзмультфильм? Мультики обучали и добру, и правильной речи. У нас, например, в одном из мультипликационных фильмов есть главный персонаж Лексикон и он все время борется со словами-паразитами. Это игровая история, но она очень полезна. Я считаю, что это очень нужно и мамам, и детям.

 

FS: Вы в каждом своем проекте принимаете непосредственное участие?

 

Е. Л.: Да, это полностью моя история, которую я веду сама.

 

FS: То есть это не просто имя?

 

Е. Л.: Нет. Я очень аккуратно к таким вещам отношусь. Когда мне говорят: «Ой, давайте вы дадите имя нашему салону красоты, мы вам заплатим, но вы не будете лезть в наши дела», я отвечаю отказом. И никогда ничего не рекомендую, если сама не убедилась в качестве.

 

FS: Мы все это чувствуем. Неслучайно же вы стали «Брендом года» по версии журнала Hello. И единственной звездой, которую выдвинули аж по четырем номинациям.

 

Е. Л.: Статуэтки не то, к чему я шла. Это приятно, конечно, когда тебя признают, приятно, когда ты выходишь на сцену. Но вы знаете, не это победа для меня. А вот когда ко мне приходят маленькие дети, они меня любят и стараются быть на меня похожей. Меня любят девушки, женщины, бабушки. Иду по городу, мне взрослые мужчины подают руку: «Елена, спасибо за то, что вы для нас делаете». Вот это победа.

 Елена Летучая Фаберлик

FS: А что бы вы посоветовали девочкам, девушкам, женщинам, которые любят вас и стремятся быть на вас похожими?

 

Е. Л.: Очень важно любить свое дело. Когда делаешь то, что тебе по настоящему нравится, время летит незаметно, ты готова выкладываться полностью и поэтому неизбежно становишься успешным человеком. Нужно научиться любить и уважать себя. И относиться к людям так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе.

 

FS: Это основа, а что бы вы посоветовали тем,кто хочет научиться быть стильной?

 

Е. Л.: Моя мама всегда учила меня собирать гардероб некой комбинацией. Я могла, например, сказать ей: «Ой, какое классное платье!» мама первым делом спрашивала: «С чем ты это платье наденешь?» Это сейчас я могу себе позволить купить полный look - и платье, и пальто, и сумочку, и туфли, которые будут друг с другом сочетаться. А раньше приходилось собирать образ постепенно. И это работает. Вот вы видите симпатичную юбку. Ага, если к ней уже есть туфли, берем. Или пальторели хотя бы два-три варианта в гардеробе с ним сочетаются, тоже. То есть ты собираешь гардероб, как конструктор. В котором всегда найдется брошь под какой-нибудь непритязательный жакетик и сделает тебя королевой. Это очень удобно. Одна и та же вещь с юбкой и с брюками смотрится по-разному.Поэтому если все вещи у вас комбинируются между собой, вы всегда будете «одеты», не вкладывая больших денег. Я даже в «Ревизорро» так делала. Во многих передачах я снималась в своей одежде. Возьму, например, рубашку, то бант к ней добавлю, то жемчуг надену у меня много разного жемчуга и все время разный образ получается.

 

FS.: То есть вы мамин совет до сих пор в жизни используете?

 

Е. Л.: Да! И всем советую. У многих девчат не так много денег, чтобы приобретать эти сумасшедшие платья. Ну так и не обязательно покупать у дорогих брендов. Самое главное, в гардеробе должна быть классика и все должно сочетаться. Джинсики классические обязательно. Их можно и с каблучками, и с кроссовочками, и с блузочкой, и с рубашечкой. Ты просто докупаешь какую-то вещь и сочетаешь ее как угодно. Это как раз история про то, что ты можешь менять образ: один раз накрутилась, в другой сделала хвостик, накрасилась по другому. И не обязательно на это тратить большие деньги. У меня все обязательно компонуется.

 

FS: Лена, у вас татуировка на пальце. Это временная или постоянная?

 

Е. Л.: Постоянная. Я жутко люблю татуировки. Была б моя воля, я бы что-нибудь большое себе набила. Но муж говорит, что это уже перебор. Я его слушаю. Но тайно желаю еще хотя бы парочку сделать.

 

FS: А почему именно «love»?

 

Е. Л.: Ну, потому что «любовь». Потому что вообще во всем должна быть любовь. И в жизни, и в отношениях. И когда я говорю про любовь к себе, то это про принятие себя, своей уникальности. И тогда у нас «горит глаз». Вот некоторые изумляются: как женщина в джинсах и майке может выглядеть сексуальней, чем какая-то разодетая девчоночка? Может, потому что это история про ощущение себя в мире. Если тебе нравится жить, то все на тебе будет смотреться круто. И мужчин тянет к таким женщинам. А если женщина недовольна собой, но в красивом платье... Да, эффектно. Но не зацепит.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ ФАБЕРЛИК

Copyright © 2010-2017 Faberlic-Ufa | Вся информация скопированная с нашего сайта, должна иметь обратную ссылку на наш сайт.